Архитектура

foto-197

Особенно много споров вызывает проблема происхождения теотихуаканской цивилизации и этническая принадлежность ее создателей, поскольку именно в этот период по всей Мезоамерике складываются первые раннее классовые государства, возникают города, создаются различные системы письменности и календаря. Но что же считать рубежом, который отмечает рождение Местной цивилизации?

foto-197

Долгое время таковым считался момент сооружения двух гигантских пирамид — Солнца и Луны. Ученые не допускали и мысли, что подобные громады могли выстроить племена архаической эпохи с их довольно ограниченными техническими возможностями. И это несмотря на то, что внутри Пирамиды Солнца встречаются материалы исключительно позднеархаического времени (этап Теотихуакан I, или Цакуалли).

Мексиканец Эдуардо Ногера (в 1935 г.) и исследователь из США Джордж Ваиян (в 1938 г.), справедливо отметив наличие некоторых западномексиканских элементов в культуре Теотихуакана I, утверждают тем не менее, что теотихуаканская цивилизация родилась в результате слияния двух культурных традиций: местной и западномексиканской. Известный мексиканский археолог и искусствовед Мигель Коваррубиас предполагает, что «великие традиции теотихуаканокой культуры» были принесены в долину Мехико в конце этапа Цакуалли (Теотихуакан I) таинственной чужеземной элитой, родина которой находилась где-то на востоке, на побережье Мексиканского залива. Подчинив себе более примитивные местные племена, пришельцы, по его мнению, стали во главе нового цивилизованного общества, сложившегося на базе слияния двух культурных потоков: местного и чужеземного.

Если же верить мексиканским ученым X. Гарсиа Пайону и Р. Пинье Чану, то истоки теотихуаканской цивилизации следует искать где-то на территории штата Веракрус, в области тотонаков. Во-первых, и в Теотиху-акане, и в Ремохадасе (Веракрус) господствует очень сходный по форме художественный стиль. Во-вторых, испанский монах Торкемада отмечает в своих трудах, что, согласно древней легенде, предки тотонаков во время своих странствий побывали в Т «отихуакане и построили там большие пирамиды. Несомненно, что во многих старинных преданиях и мифах имеется какое-то рациональное зерно, скрытое под густым покровом вымысла. Однако извлечь это зерно удается далеко не всегда. Следует помнить, что все сохранившиеся до наших дней легенды о Теотихуакане были созданы не его жителями или их прямыми потомками, а чуждыми им но крови и культуре людьми, появившимися в долине Мехико через шесть-семь веков после гибели великого города.

Но, пожалуй, самую крайнюю позицию в споре о происхождении цивилизации Теотихуакана занял шведский исследователь Снгвальд Линне, много лет проводивший раскопки на территории города. Оп доказывал, что в конце этапа Теотихуакан I местное население было полностью вытеснено из благодатной долины каким-то неведомым пришлым пародом, который и создал через некоторое время блестящую культуру классической эпохи.

Таким образом, большинство специалистов по теоти-хуаканской археологии, долго работавших в зоне города и лучше, чем кто бы то ни было, знакомых с его культурой, сошлось на том, что местная цивилизация принесена либо с востока, либо с запада, либо с юга, но только не родилась в самом Теотихуакане.

Немаловажную роль сыграл при этом тот факт, что до самого последнего времени на территории Теотихуакана не было известно ни одного участка, содержащего непотревоженные слои этапа Цакуалли (Теотихуакан I). Немногое, что мы знали тогда о культуре этого времени, вытекало из анализа материалов, заключенных в гигантских сырцовых кирпичах внутренней части Пирамиды Солнца. В результате многие ученые предположили, что в конце архаической эпохи в зоне будущего города не было густого населения, способного построить сообща гигантские пирамиды в честь своих богов. Отсюда понятно, почему все названные исследователи предпочли искать корни теотихуаканской цивилизации за пределами долины Мехико. Но сколько они ни старались преуспеть на этом поприще, все их попытки терпели неудачу. Проблема происхождения цивилизации Теотихуакана быта далека от своего окончательного решения как никогда.

Человеком, на долю которого выпала честь сказать новое слово по этому вопросу, был американский археолог Рене Миллон.