Историческое развитие

image046

Простое сравнение показывает, что закономерности исторического развития в обеих областях отличаются поразительным сходством: палеолитические охотники на мамонтов уступают свое место охотникам и собирателям эпохи мезолита, а на смену последним в свою очередь приходят ранние земледельцы. Но если считать, что жители Древнего Востока и Мезоамерики начали свой путь к вершинам цивилизации примерно в одно и то же время (XV-IX тысячелетия до н. э.) и с одного и того же культурного уровня (верхний палеолит — мезолит), то первые достигли своей цели в конце IV тысячелетия до н. э., а вторые — только около рубежа нашей эры. Таким образом, цивилизации доколумбовой Америки отделены от древнейших очагов высоких культур Старого Света не только просторами двух величайших океанов, но и почти четырех тысячелетним разрывом во времени.

image046

Почему же к моменту драматической встречи двух миров аборигены Америки смогли противопоставить силе самоуверенных испанцев лишь свои копья и стрелы с каменными наконечниками да деревянные дубинки? Почему одни в XVI в. вступили уже в эпоху антифеодальных революций, а другие оставались еще в самом начале той мучительной и извилистой стези, по которой суждено было пройти всем антагонистическим классовым обществам.

Окончательный ответ на этот вопрос — дело будущего. Сейчас же в качестве причин можно назвать следующие: во-первых, сравнительно неблагоприятная природная среда (отсутствие годных для приручения животных и многих видов полезных растений); во-вторых, необходимость освоения огромных пространств нового континента (насколько медленно шло это освоение, хорошо видно при изучении древнейших археологических памятников на территории Нового Света: комплекс Сандиа в США относится по меньшей мере к 20 ООО г. до н. э.. а находки из Южной Аргентины и Чили — к VII тысячелетию до н. э.) довольно небольшим количеством пришельцев из Азии; и, наконец в-третьих, почти полная изоляция индейцев Мексики и Перу от главных очагов культуры в Старом Свете, что очень сказалось на темпах развития местного населения.

Ведь Евразия, Африка и длинная цепочка архипелагов и крупных островов Индийского океана образуют практически одно гигантское целое, большой сухопутный мост, по которому народы и культуры могли при желании свободно передвигаться с одного конца на другой. Здесь не было непреодолимых природных барьеров (пустынь, больших пространств открытого моря, высоких горных хребтов и т. д.), способных помешать контактам. Здесь тесная взаимосвязь событий в пределах цивилизованного мира тех времен выступала особенно выпукло и ясно.