Находки

org_fxad274

Сделанные находки позволяют предполагать, что наряду с охотой, рыбной ловлей и собирательством натуфийцы уже начали заниматься земледелием (наличие серпов и зернотерок). К сожалению, мы не можем сказать ничего определенного ни о его характере, ни о его роли в хозяйстве, поскольку сохранность органических остатков в этом районе оставляет желать лучшего.

org_fxad274

Несколько тысячелетий спустя (в VIII-VII тысячелетиях до п. э.) отдельные группы охотников и собирателей, жившие преимущественно в горных и предгорных районах Ближнего Востока, перешли к производящим формам экономики, т. е. научились сами сажать и выращивать хлеб и разводить домашний скот. Так, постепенно прежние кочевые, племена превратились в оседлых земледельцев. Выросли первые постоянные поселки из глинобитных хижин.

Теперь уже совершенно ясно, что переход к производящей экономике даже в пределах Ближнего Востока совершился далеко не одновременно. В первую очередь это произошло в наиболее благоприятных для земледелия местах, там, где у человека имелись под руками годные для возделывания растения, плодородные почвы и главное — вода, — на территории современной Сирии, в Палестине и Анатолии (Турция). VI-V тысячелетиями до и. э. датируются самые ранние земледельческие поселки Ирака и Ирана. После недавних открытий советских археологов к этим первым очагам мирового земледелия добавились памятники южных районов Средней Азии (Джейтун и др.). Несколько позднее племена оседлых земледельцев создали свои яркие и богатые культуры на Балканах, в Приднепровье, в долине Инда и в других областях Старого Света. Наступила эпоха господства раннеземледельческих культур, которые часто называют в научной литературе «культурами расписной керамики».

Советский ученый В. М. Массон, по праву считающийся одним из ведущих наших специалистов по археологии Средней Азии и Ближнего Востока, предложил разделить эту длительную эпоху на три больших периода.

Первый, наиболее ранний период он назвал «временем архаической экономики». Земледелие и скотоводство уже прочно вошли в жизнь и быт древнего человека. Последний научился изготовлять глиняную посуду и строить легкие дома из дерева и глины. Но слишком еще недавно свершилась эта революционная ломка старых форм хозяйства, слишком велик еще был груз прежних традиций, тысячами нитей, связывавших «неолитического» земледельца с его «палеолитическими» и «мезолитическими» предками. Сложность новой экономики и неумение всесторонне овладеть ее преимуществами зачастую создавали у людей чувство неустойчивости и беспокойства, вынуждали их цепко держаться за старые хозяйственные занятия: рыболовство, охоту, собирательство.